Помню, как у меня вызвало улыбку требование ВАК в перечне документов, которые подают журналы для включения в Перечень, предоставить n-ое количество рецензий. Полагаю, с этим требованием многие справились в течение получаса )) Очевидно, что каждый уважающий себя научный журнал имеет приставку «рецензируемый». НО, должны ли мы верить им на слово? Почему одного (ничем не подтвержденного) заявления оказалось достаточно, чтобы все согласились, что знание на выходе (в виде опубликованной рукописи) – сертифицировано?

В российских и большинстве зарубежных медицинских журналов это заявление – «мы – рецензируемый журнал» – действительно ничем не подтверждено. Стал по крупицам собирать информацию о журналах, которые практикуют open peer review (не путать с signed, ибо далее речь пойдет об открытии истории [процесса и результатов] рецензирования, а не авторства рецензии). Дело шло медленно (в списке было всего 7 журналов, из них 3 – медицинских), пока не попал на BioMed Central.Они меня удивили! Каждое  четвертое издание из более чем 290 (а они сплошь электронные) практикует open peer review. В их числе флагманское издание BMC Medicine с IF >8, многие издания категории Q1 по Scopus.

Важно ли это? На мой взгляд, open peer review очередной шаг в развитии науки. Мне легко это утверждать, ибо до меня это утверждал один из «гигантов» (цитирую по книге Peer Review in Health Sciences, 2011): “Drummond Rennie, deputy editor of JAMA and “prophet of peer review”, spoke dramatically in favour of open review at the closing of the Fourth Congress of Peer Review in Barcelona in 2001. “The ethical arguments against open peer review are disgraceful,” ну и конечно же, “and yet hardly any journals have opened up their peer review process”. Последнее в полной мере касается российских журналов. Впору скинуться деньгами на премию первому российскому медицинскому журналу, который перейдет на модель open peer review (кстати, оно не обязательно должно быть signed).

Для меня нерешенными остаются 2 вопроса. Первый, является ли переход к модели open peer review вопросом этическим (а значит, добровольным)? И если да, то какие условия сподвигнут журналы на переход к этой модели? А может, ну ее?

Open and transparent peer review (поезд отправляется, «мы» на перроне): 4 комментария

  1. Мы попробовали —
    http://psychopharmacology.ru/index.php/PPBN/comment/view/1048/0

    http://psychopharmacology.ru/index.php/PPBN/comment/view/1046/0
    Где моя премия? ))) — http://psychopharmacology.ru/index.php/PPBN/issue/view/48

    upd
    Мне не нравится модель открытия результатов рецензирования без указания авторства рецензента.
    1. Это, по-прежнему, ставит автора в неравные условия с рецензентами и снижает ответственность рецензента за качество предоставленной рецензии.
    2. В нашей ситуации, без дополнительного подключения post-pub commentary (review), по-моему, не приведет к массовому улучшению качества рецензий. Я думаю, что росс журналам надо переходить к гибридным моделям — использовать разные форматы PR в рамках одного издания и даже одной рукописи.

    1. посмотрел страничку. а что значит «попробовали»? и почему нет номеров после 2013 г.? неужто «прозрачность» стала убийственной? )

  2. Браво!!! Забавно, в первой же просмотренной рецензии опубликованной статьи у рецензента читаю «Автору рекомендуется направить работу в журнал соответствующего профиля» )) Но не суть. Тем более, что сами рецензии могут и неминуемо станут объектами аудита. Насколько этот процесс бесконечен («а судьи кто?») пока сказать не берусь.
    Премия — новым участникам, вы будете (надеюсь) в жюри ))

    Вопрос оценки качества рецензий — это уже следующий шаг. По сути, все равно, подписанная рецензия или нет, важно, что она по делу. И в некоторых ситуациях, без сокрытия информации о рецензенте вообще не обойтись. Есть идеальная картинка, а есть реальная жизнь, и не учитывать этого нельзя.

    1. Ну, так это в первой ))). А в третьей — «Тема исследования актуальна и соответствует профилю журнала.»

      Не думаю, что прозрачность стала убийственной. Там с самого начала были проблемы, которые я не считаю возможным обсуждать открыто без участия второй стороны. Помимо прозрачности была попытка статистического рецензирования — отдельная рецензия — с привлечением биостатистиков. Так что в какой-то степени он был не жилец ))), хотя с моей стороны, я считаю, никакого террора не было. Мой розовый редакторско-издательский период к тому времени уже закончился, и про реальную жизнь я уже всё понимала ))).

      Какой смысл такому узкоспециализированному региональному журналу закрывать процесс рецензирования — не подписывать рецензии — слишком узкий круг? И мне почему-то кажется, что именно в этом случае будут попытки «не обострять» — формального подхода со стороны рецензента. Хотя, многое зависит от требований и самого формата рецензии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *