Самоплагиат: рекомендации по формулированию редакционной политики

ВВЕДЕНИЕ

С проблемой плагиата в рукописях редакции научных журналов сталкиваются регулярно. По нашим данным, неоформленные заимствования текстов[1] в том или ином объеме содержат до 90% присылаемых работ. Возражения редакторов журнала в случае обнаружения заимствований чужих текстов как правило не вызывают вопросов у авторов. Вместе с тем, обращение редакторов к авторам с просьбой «избавиться» от заимствований собственных текстов или отказ от рассмотрения рукописей на этом основании, как правило, приводят к конфликтам и обвинениям в непрофессионализме. Отсылка авторов к англоязычным источникам пользы не приносят. В ответ, авторы демонстрируют русскоязычные материалы о допустимости самоплагиата, на наш взгляд, сомнительного качества. Ниже представлен краткий анализ терминологии и рекомендаций по формированию редакционной политики в отношении случаев обнаружения в рукописях, направляемых на рассмотрение в научный журнал, заимствований собственных (ранее опубликованных) текстов.

 

ТЕРМИНОЛОГИЯ

АНРИ

Позиция профессионального сообщества российских редакторов (АНРИ) в отношении самоплагиата изложена в методических рекомендациях, утвержденных Минобрнауки России [[2]]. В этом документе рассматриваемое явление определено следующим образом: «Самоплагиат (автоплагиат) – использование частей своих предыдущих работ без какой-либо переработки для «клонирования» публикаций. … Плагиат … может применяться к случаям дублирования собственных работ исследователя, которые были опубликованы прежде, без ссылки на них (иногда это называют самоплагиатом или повторной публикацией)». При всей очевидности  негативной коннотации определения, важно другое – заимствования собственных текстов предлагается считать плагиатом при отсутствии ссылок на первичные, собственные с точки зрения авторства, источники[3]. Подтверждает последний тезис и разъяснения относительно самоцитирования, которое «позволит избежать дублирования информации и самоплагиата». Другими словами само по себе наличие ссылки на собственную ранее опубликованную работу является достаточным условием для «снятия» вопроса. Без такой ссылки самоплагиат должен быть квалифицирован как недобросовестная публикационная практика («К недобросовестным практикам относятся … 8) недопустимый повтор[4]  публикации (самоплагиат и дублирующие публикации)»). И, наконец, в Методических рекомендациях самоплагиат отнесен к признакам хищнических изданий (в основу положены критерии Д. Билла[5]).

COPE

В текстах на сайте COPE используются разные варианты написания термина «самоплагиат»: “self-plagiarism”, “text recycling”, «redundant publication”. Но в рекомендациях и, в частности, при описании алгоритма действий при обнаружении повторов в подаваемых на рассмотрение рукописях используются термины «redundancy”, «redundant publication” и “overlap” [[6]].

COPE предлагает считать, что «redundancy” есть “copying from author’s own work» или «копирование из прошлых работ автора» [там же], «redundant publication” – “… a published work (or substantial sections from a published work) is/are published more than once (in the same or another language) without adequate[7] acknowledgment of the source/cross-referencing/justification, …” [[8]]. Отличия «redundancy» от «overlap» дополнительно не разъясняются. Можно только предположить, что “without adequateотносится и к термину «overlap». В пользу этого свидетельствует то обстоятельство, что алгоритм действий при обнаружении в рукописях «minor overlap», предложенный COPE, во многом сводится к добавлению ссылки на первоисточник (“Request missing reference to original”).

КОММЕНТАРИИ

  1. Ни российские, ни международные рекомендации не устанавливают требований к объему заимствований собственных текстов. Также отсутствуют требования к источникам заимствований (диссертации, их рефераты, тезисы конференций, нерецензируемые источники и др.). Следовательно, заимствование любого объема текста из любого источника, вплоть до полного копирования, при наличии соответствующей ссылки на первичную работу, – допустимая (этичная) публикационная практика. По своему усмотрению редакции могут усилить свое отношение к этому вопросу, обязав авторов не только цитировать первоисточник, но и давать необходимые разъяснения относительно источника, объема и пр. (“citation is not enough” [[9]]).
  2. COPE допускает в отношении незначительных заимствований («minor overlap») следующие действия со стороны редактора – «запросить отсутствующую ссылку на оригинальный источник и[10]/или удалить заимствования». Никаких разъяснений о действиях в отношении самого текста COPE не предлагает. Однако в числе документов, размещенных на сайте COPE, представлены рекомендации Text Recycling Guidelines (издательство BioMed Central), согласно которым допустима рекомендация, адресованная авторам, переписать заимствованный текст и представить ссылку на первичный источник (“Where overlap is considered to be minor, authors may be asked to rewrite overlapping sections, and cite their previous article(s)“ [[11]]).
  3. Допустимой является также и редакционная практика, базирующаяся на принципе «нулевой толерантности» по отношению к любым случаям заимствования, включая самоплагиат с цитированием. Другими словами, где ставить запятую в «казнить нельзя помиловать» решает именно редакция. Эта позиция, равно как и разъяснения понятия «оригинальные данные» (часто встречающаяся формулировка), должны быть зафиксированы в редакционной политике научного журнала. Если такая позиция не зафиксирована, отношение редакторов журнала к самоплагиату должно определяться его допустимостью (см. пункт 1). Достаточно ли ограничиться ссылкой на рекомендации COPE и в любой конфликтной ситуации ограничиваться отсылкой авторов к англоязычным документам? Такой вариант не вызывает возражений, но, по моему мнению, в российских условиях (и не только) является примером «недружелюбной» редакционной практики.
  4. Обсуждение допустимости повторных (копирующих) публикаций с точки зрения целостности научных данных представлено здесь [[12]]. Показано, что в основе распространенного суждения о неэтичности таких публикаций лежат предположения (ничем не обоснованные мнения) и/или неверная интерпретация результатов некоторых исследований.
  5. Ни в российских рекомендациях, ни в рекомендациях COPE проблема самоплагиата не рассматривается в фокусе юридических рисков, связанных с перепубликацией (полной или частичной) текстов, принадлежащих третьей стороне. Однако при рассмотрении советами COPE некоторых кейсов эти риски упоминаются (“There may be a question of breach of copyright and the editor might want to remind the author of copyright law.” [[13]]).
  6. Ни в российских рекомендациях, ни в рекомендациях COPE проблема самоплагиата не рассматривается в фокусе репутационных рисков.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как российские, так и международные правила квалифицируют заимствования собственного текста (самоплагиат) как допустимую (при соответствующем цитировании первоисточника) публикационную практику. Вместе с тем, редакции могут ограничивать (вплоть до полного запрета) присутствие таких заимствований в тексте рукописей. Соответствующие ограничения (запреты) должны быть четко и ясно сформулированы и отражены в редакционной политике издания. Использование с целью разъяснения позиции редакции относительно самоплагиата ссылок на англоязычные документы COPE или иных международных организаций, нежелательно. Редакциям научных журналов следует информировать своих читателей и потенциальных авторов о политике издания в отношении случаев самоплагиата.

При обнаружении заимствований собственных текстов в рукописях без цитирования первичного источника редакторы могут предпринять следующие действия (если редакционная политика допускает наличие таких заимствований или не предусмотрены иные действия):

а) просить автора указать ссылку на первичную статью (обязательно!),

б) просить автора переписать незначительные по объему заимствования собственного текста (на усмотрение редакции; необходимость определяется значимостью для издания репутационных и/или юридических рисков).

 

Литература и разъяснения 

[1] Здесь и далее (с целью упрощения) обсуждается заимствование именно текста, но не данных, описания программных продуктов и др. форм презентации результатов научной работы.

[2] Методические рекомендации по подготовке и оформлению научных статей в журналах, индексируемых в международных наукометрических базах данных. https://www.asu.ru/files/documents/00017094.pdf

[3] В Методических рекомендациях не обсуждается допустимость заимствований из других источников (диссертация, ее автореферат, тезисы конференций, нерецензируемые источники и пр.).

[4] Здесь разъяснение термина «недопустимый повтор» отсутствует. С учетом других разъяснений можно предположить, что недопустимым является повтор текста (любого объема) без ссылки на первоисточник (собственную работу, опубликованную ранее).

[5] «Критерии для определения хищных издательств  открытого доступа …- Издательство не использует достаточно ресурсов для предотвращения и устранения неправомерных действий автора, поэтому в журналах часто встречается плагиат, самоплагиат, манипуляции с изображениями и т.д.».

[6] COPE flowchart for suspected redundant publication in a submitted manuscript. https://publicationethics.org/files/redundant%20publication%20A_0.pdf

[7] Что есть “adequateв тексте не разъясняется.

[8] Более широкое (без учета авторства) определение термина «redundant publication” следующее: «When a published work (or substantial sections from a published work) is/are published more than once (in the same or another language) without adequate acknowledgment of the source/cross-referencing/justification, …” https://publicationethics.org/category/keywords/redundant-publication

[9] Plagiarism or redundant publication? https://publicationethics.org/case/plagiarism-or-redundant-publication

[10] Союз «и» здесь лишний (в оригинальном тексте присутствует), ибо невозможно сделать и то, и другое.

[11] Text Recycling Guidelines. https://publicationethics.org/text-recycling-guidelines.

[12] Research Misconduct #2 (duplicate impact myth). https://publicationethic.wordpress.com/2016/11/10/research-misconduct-2-duplicate-impact-myth/

[13] Plagiarism or redundant publication? https://publicationethics.org/case/plagiarism-or-redundant-publication

Реклама на страницах медицинских журналов: наука или кошелек?

Попал в руки рейтинг медицинских и фармацевтических журналов (топ-10) от Comcon. Компания проводит регулярный мониторинг стоимости рекламных площадей. Вот что из этого вышло …

1. Рекламные «потоки»

По количеству рекламы (читай «маркетинговая нагрузка») топ-10 медицинских журналов в 2015 г. выстроился следующим образом:

Журналы Рекламные модули (шт.)
Русский Медицинский Журнал 249
Медицинский совет 226
Фарматека 158
Журнал неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова 131
Акушерство и гинекология 109
Consilium medicum (без приложений) 100
Лечащий врач 100
Кардиология 84
Справочник поликлинического врача 57
Гинекология 52

2. Рекламный научный медицинский журнал 2015 года

Соотнес число модулей с числом опубликованных статей (как правило 1 модуль = 1 статья, реже модуль идет без статьи, в том числе на обложку). Рейтинг изменился и выстроился следующим образом:

Журналы Опубликованные статьи*, абс. Рекламная нагрузка**
Справочник поликлинического врача 76 0,75
Медицинский совет 335 0,67
Русский Медицинский Журнал 371 0,67
Consilium medicum (без приложений) 166 0,60
Гинекология 94 0,55
Фарматека 314 0,50
Лечащий врач 202 0,50
Акушерство и гинекология 233 0,47
Кардиология 195 0,43
Журнал неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова 478 0,27

Примечание. * по данным http://elibrary.ru/ ** рассчитано путем деления общего числа опубликованных статей на число рекламных модулей в журнале.

3. Науки больше, рекламы меньше

Пошел дальше, соотнес значения импакт-фактора с «рекламной нагрузкой». Получилось следующее:

ИФ_реклама 2

Дополнительно

Судя по представленным данным в 2015 г. указанные 10 журналов получили за рекламную деятельность (не только модули) около 1,2 млрд (!) руб. В действительности, с учетом действующих скидок за объем, выручка может быть меньше на 20% или даже более того. К 2016 г. число размещенных модулей (суммарно для всех 10 журналов) снизилось на 17%, заработанных денег – на 5% (а если считать в постоянных деньгах, то еще больше). Рынок «научных» журналов начинает лихорадить 🙂

Выводы:

  1. наибольший поток рекламы (читай «рекламных статей») льется со страниц журналов «Русский медицинский журнал» и «Медицинский совет» (в 2016 г. они поменялись местами), остальные заметно отстают;
  2. самым «рекламным» (т.е. большее число рекламы на единицу публикуемого) в 2015 г. был журнал «Справочник поликлинического врача» (аплодисменты!), сразу за ним два упомянутых выше журнала;
  3. [основной] «рекламная нагрузка» на читателя (врача) снижается с повышением научности журналов (если судить о ней по импакт-фактору), т.е. чем более научным является журнал, тем менее интересен он потенциальным рекламодателям. Возможны варианты 🙂
  4. для оценки динамики рынка временных точек недостаточно, но учитывая, что в период кризиса затраты на лекарства резко снижаются, можно ожидать, что и рекламная активность, а значит и «рекламная нагрузка» будут снижаться.

Principles of publication ethics #1 (наша история)

Немного об этике в первых российских научных журналах. По мере обнаружения, буду обновлять

  • Из текста заседания Академии наук относительно нового журнала «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащих» (1755-1764 г.): «исключить вовсе изъ журнала статьи богословские и вообще все, касающиеся веры, а равным образом статьи критические и такие, которыми мог бы кто-нибудь оскорбиться».
  • Публикации «Ежемесячных сочинений» (в их числе, много переводных статей) обычно не подписывались! Вот уж где идеальная академическая наука 🙂 Хотя нет … журнал был скорее научно-популярным (девиз издания «Для всех»).
  • Из высказываний Ломоносова о работах Миллера (первый редактор «Ежемесячных сочинений»): «Он больше всего высматривает пятна на одежде российского тела, проходя многие истинные ее украшения… из чего иностранные народы худые будут выводить следствия о нашей славе. Или нет других известий и дел российских, где бы по последней мере и добро с худом в равновесии видеть можно было?». Даааа, будь Ломоносов сейчас живым, Диссернету не жить 🙂